«Александр Невский»: от парусника до атомной подлодки

Алексей Волынец 18.03.2021 12:24 | История 106

Крейсер «Александр Невский»

©Vostock Photo Archive

Память о великом князе (великом во всех смыслах – от официального титула до исторического значения), 800-летие которого Россия отмечает в этом году, настолько обширна, что составит не одну книгу. Здесь будут и православная иконография, и даже не десятки, а сотни храмов его имени. Поселения, улицы и даже мосты, названные в его честь. Ордена Александра Невского – царские, советские и современные российские. И многое-многое иное, вплоть до монет и кинематографа.

Но князь прежде всего прославился как защитник Земли Русской. И среди объектов исторической памяти Александра Невского присутствует целый ряд именно защитников Отечества – боевых кораблей нашего флота, нареченных в его честь. «Профиль» расскажет о них.

66-пушечный «Невский»

29 мая 1749 года на Адмиралтейской верфи в Петербурге был спущен на воду 66-пушечный корабль «Святой Александр Невский». Его строил мастер Гавриил Окунев, ученик Петра I, на тот момент ведущий корабел Российской империи. Парусник создавался по усовершенствованной технологии, впервые с массовым использованием металлического крепежа и усиленным корпусом.

Свидетелем постройки и спуска на воду нового корабля стал Михаил Ломоносов. Окна его кабинета в Академии наук как раз выходили на стапели Адмиралтейской крепости, располагавшейся на противоположном берегу Невы (сегодня именно там возвышается знаменитое Главное адмиралтейство со всем известным силуэтом парусника на шпиле). Ученый был так впечатлен почти моментальным перемещением громадного корпуса со стапеля на воду, что оставил для потомков несколько рифмованных строк: «Гора, что горизонт на суше закрывала, внезапно с берега на быстрину сбежала…»

В архивах отца русской науки это краткое стихотворение обозначено как «Надпись на спуск корабля, именуемого святого Александра Невского». Ломоносов завершил поэтические строки шуточным, но вполне философским резюме в духе XVIII столетия: «Но мы бы в лодочке на луже чуть сидели, когда б великаго Петра мы не имели».

Кстати, именно при Петре Великом в состав русского флота в 1717 году впервые вошел линейный корабль «Святой Александр». Первый русский император наверняка имел в виду легендарного полководца, победителя шведов в Невской битве. Не зря же именно в те годы Петр утверждал культ Александра Невского как небесного покровителя Петербурга, торжественно перенеся в новую столицу мощи святого князя. Однако знаменитого прозвища «Невский» в названии воевавшего со шведами петровского корабля не было, святых же по имени Александр православная церковь чтит аж девять. Поэтому первым боевым кораблем России, названным, без сомнения, в честь знаменитого князя, считают все же именно тот, что строился в 1747–1749 гг. на глазах Ломоносова.

Спустя десятилетие после спуска на воду 66-пушечный «Святой Александр Невский» принял участие в Семилетней войне. Противостоял британскому флоту в проливах Зунда, не давая англичанам войти в Балтику. Перевозил русские войска из Кронштадта к берегам Пруссии, обстреливал прибрежные крепости.

В конце Семилетней войны на смену состарившемуся кораблю был заложен новый «Святой Александр Невский» – строился он не в Петербурге, а в Архангельске. Летом 1762-го этот новейший 66-пушечный парусник успешно прошел приполярные воды, обогнув всю Скандинавию. Но в порту Ревеля (Таллина) его погубила опасность, что всегда грозит военному флоту помимо битв и бурь, – техногенная катастрофа. Таковые случались даже на парусных флотах задолго до эпохи электричества, нефти и атома.

4 августа 1762 года взорвался порох в трюмах линейного корабля «Святой Петр», огонь перекинулся и на стоявшего рядом «Святого Александра Невского». Корабль пытались спасти, оттащив его шлюпками подальше от превратившегося в пылающий костер «Петра». Но потушить огонь не сумели, и обгорелый остов «Александра Невского», второго корабля с этим именем в русском флоте, остался чернеть на отмели у входа в бухту Ревеля. В далеком же Архангельске на смену погибшему кораблю вскоре заложили новый, третий с тем же именем.

Кстати, в один день на той же архангельской верфи рядом с «Александром Невским» начали строить такой же 66-пушечный линейный корабль «Дмитрий Донской».

Фрегат «Александр Невский» во время захода в порт Нью-Йорка в октябре 1863 года

Granger Historical Picture Archive / Vostock Photo

В двух Белых морях

Третьему в русском флоте «Александру Невскому» довелось побывать в двух Белых морях – не только в русском, но и в турецком. Akdeniz, в дословном переводе Белое море, именно так турки именуют Средиземноморье. «Александр Невский» побывал здесь в 1774 году, во время очередной войны двух империй, Российской и Османской.

Деревянные корабли русского флота в ту эпоху служили недолго, обычно пару десятилетий. Поэтому к очередной Русско-турецкой войне в 1786-м стали строить сразу два корабля с именем «Александр Невский» – 74-пушечный линейный корабль для Балтийского флота и 50-пушечный фрегат для флота Черноморского. Обоим предстояла славная боевая судьба.

Балтийский «Александр Невский» до турок не добрался, так как почти сразу по завершении строительства принял участие в войне со шведами. Пережив бои и штормы у берегов Финляндии и Швеции, в 1792 году корабль отправился к берегам Франции, чтобы поучаствовать в блокаде ее портов, – Россия тогда вошла в европейскую коалицию против революционного Парижа. Чуть позднее «Александр Невский» стал флагманским кораблем эскадры, которая в 1799-м перебрасывала наши войска в Голландию. Летом того года в Северном море 74-пушечный парусник едва не погиб, пережив жесточайший шторм и потеряв часть мачт. По возвращении в Россию изломанный корабль вывели из состава действующего флота.

Черноморский фрегат «Александр Невский» был спущен на воду в Херсоне в мае 1787-го и уже через четыре месяца принял участие в боях с турецким флотом у крепости Очаков, осажденной войсками Потемкина и Суворова. Спустя год 50-пушечный парусник там же, под Очаковом, в Днепровском лимане, был вторым по артиллерийской мощи среди русских кораблей, громивших турецкий флот.

В последующие годы фрегат «Александр Невский» возглавлял русскую эскадру, не раз ходившую из Севастополя к берегам Турции. Именно на этом корабле обычно держал свой флаг знаменитый адмирал Ушаков – один из немногих русских военачальников, кто наряду с Александром Невским причислен к лику православных святых. В 1791 году фрегат сражался в битве у мыса Калиакриа, где наши моряки разбили превосходящие силы турецкого флота. Спустя несколько лет «Александр Невский» участвовал в операциях на Средиземном море, перевозил войска из новорожденной Одессы в занятую Ушаковым крепость Корфу у берегов Албании и Греции.

Традицию боевых походов в турецкое «Белое море» продолжил новый линейный корабль Балтийского флота с именем «Александр Невский», построенный на Охтинской верфи Петербурга. До него на верфи строили фрегат с тем же именем, однако сильнее любых вражеских пушек этот корабль изломало знаменитое наводнение 1824 года, драматически описанное у Пушкина в «Медном всаднике»:

«Осада! приступ! Злые волны,
Как воры, лезут в окна. Челны
С разбега стекла бьют кормой…»

Тогда стихия в Петербурге и Кронштадте уничтожила четыре десятка кораблей Балтийского флота. Сильно пострадавший от буйной Невы недостроенный фрегат переделали в транспортное судно, а имя «Александр Невский» передали строящемуся линейному кораблю. Тот, едва вступив в строй в 1826-м, почти сразу отправился к западным берегам Османской империи. На юге Греции в знаменитой Наваринской битве 20 октября 1827 года новичок «Александр Невский», получив 17 пробоин, потопил один вражеский фрегат и заставил сдаться другой. Один из очевидцев вспоминал, как на следующий день после битвы на борту «Александра Невского» пленные турецкие капитаны «покойно курили табак в кают-компании, посреди наших офицеров, и очень приветливо раскланялись с нами, когда мы вошли».

Штормовой ночью с 12 на 13 сентября 1868 года у берегов Дании фрегат «Александр Невский» налетел на мель

Alexey Bogolyubov / The Picture Art Collection / Vostock Photo

Бунты и бури

Трофейный турецкий флаг, захваченный моряками «Александра Невского», был отправлен в Петербург, где царь Николай I повелел передать его на вечное хранение в морской кадетский корпус, главный военно-морской вуз страны. Как гласил царский рескрипт: «Для сохранения памяти блистательного мужества российского флота в битве Наваринской».

Однако на борту «Александра Невского» знавали не только славные виктории. Вскоре после победы у Наварина, в конце 1827-го, матросы линейного корабля подняли бунт. Мятеж случился через два года после восстания декабристов в Петербурге, и в советское время события декабря 1827 года на борту «Александра Невского» почти официально считали первым революционным выступлением матросов царского флота.

Сами же недавние герои Наварина никаких политических требований не выдвигали: матросы, измученные ремонтными работами после победной битвы, протестовали против плохого питания и палочной дисциплины. Адмиралы Николая I по итогам разбирательства наказали как офицеров, так и матросов. Командовавшего «Александром Невским» капитана 2 ранга Луку Богдановича, недавно награжденного за Наварин русскими, английскими, французскими и греческими орденами, отстранили от должности. Бунтовавших матросов наказали куда строже: изначально их приговорили к смерти, но с учетом отличий при Наварине казнь заменили каторгой.

Переживший победы и мятежи «Александр Невский» пять лет крейсировал в Средиземном море и лишь осенью 1831 года вернулся на Балтику. Этот последний парусник с именем святого князя-полководца был выведен из состава флота за несколько лет до начала Крымской войны.

Новый «Александр Невский», вступивший в строй в 1863-м, наряду с парусами имел уже и паровой двигатель мощностью 800 лошадиных сил. Этот 50-пушечный фрегат стал последним деревянным боевым кораблем российского флота. Примечательно, что строился он не на государственной верфи, а по частному подряду купцом 1-й гильдии Сергеем Галактионовичем Кудрявцевым.

В том же 1863 году, когда винтовой «Александр Невский» вступил в строй, купец Кудрявцев вместе с другими коммерсантами, Обуховым и Путиловым, основал знаменитый впоследствии Обуховский завод – сегодня это предприятие производит, в частности, известные на весь мир, имеющие стратегическое значение комплексы ПВО: от С-300 до перспективного С-500.

Но вернемся к последнему деревянному фрегату «Александр Невский», в истории которого тоже были стратегические, даже геополитические операции. Именно этот корабль в первый же год службы стал флагманом Особой эскадры Атлантического океана.

Русские боевые корабли во главе с «Александром Невским» тогда в полной секретности отправились к берегам Северной Америки. Неожиданно появившись на самых оживленных путях океанской торговли, они становились важным военно-политическим козырем в условиях вероятности новой войны с Британской империей. Одновременно этой геополитической операцией Петербург поддержал и защитил от англо-французского вмешательства Соединенные Штаты, расколотые тогда Гражданской войной.

Почти год «Александр Невский» провел у берегов Америки, крейсируя от Нью-Йорка до Карибского моря. Не пройдет и двух лет, как фрегат с именем святого князя окажется в Средиземном море, участвуя в спасении греческих детей и женщин от резни, устроенной турецкими властями.

Штормовой ночью с 12 на 13 сентября 1868 года, идя под парусами в проливе Скагеррак у берегов Дании, фрегат «Александр Невский» налетел на мель – повторим, в ту эпоху силы природы были для кораблей не менее опасны, чем вражеские пушки. Последнему деревянному фрегату русского флота, участвовавшему в ряде опасных походов, так и не довелось побывать в сражении. 13-го числа произошел его последний бой – за спасение экипажа.

Застрявший в полумиле от берега фрегат разбивали бушующие волны. Несмотря на шторм, из 724 человек экипажа удалось спасти 719. Но первая попытка спустить шлюпку закончилась гибелью в водах Северного моря двух офицеров и трех матросов. Их тела позднее вынесло к берегу, и на окраине датского городка Харбоёр с тех пор можно увидеть могилу, где покоятся моряки с «Александра Невского» – квартирмейстер Одинцов, рядовые матросы Шилов и Поляков. На скромном надгробном камне надпись: «Они пошли на смертельный риск ради спасения своих товарищей. Господи, да упокой их души».

«Александр Невский» ракетно-ядерной эры

Имя великого князя-полководца вновь появилось на борту боевого корабля уже в советское время. Последний день декабря 1952 года стал датой вступления в строй артиллерийского крейсера «Александр Невский».

Еще в 30-е годы, накануне Великой Отечественной войны, в сталинском СССР сложился настоящий исторический культ древнерусского князя. Неудивительно, что именем Александра Невского нарекли один из боевых кораблей, как только Советский Союз приступил к созданию по-настоящему океанского флота. Новый крейсер, построенный в городе на Неве, начал службу с похода в воды Северного Ледовитого океана. По возвращении, в мае 1953-го, принял участие в морском параде в честь 250-летия основания Петербурга.

К счастью, боевому крейсеру, создававшемуся уже в условиях ядерной эры, не довелось воевать. Но в его судьбе были драматические эпизоды, тесно связанные с немирным атомом. Так, в июле 1961-го «Александр Невский» принял участие в операции по спасению атомной ракетной подлодки К-19. Авария ядерного реактора тогда привела к гибели 8 моряков-подводников. Крейсер участвовал в эвакуации экипажа и буксировке лодки в Северодвинск с места аварии – от берегов острова Ян-Майен, расположенного почти посередине между севером Европы и Гренландией.

Спустя десятилетие «Александру Невскому» вновь пришлось спасать ту же лодку К-19. Тогда, в феврале 1972 года, на борту подводного атомного ракетоносца вспыхнул пожар, погубивший три десятка моряков. Крейсеру, чтобы успеть на выручку товарищам, пришлось пройти жесточайший шторм в Гренландском море, смертельно опасный даже для больших современных судов. В штормовых условиях «Александр Невский» сумел взять на буксир пострадавшую лодку ценой человеческой жизни – в ходе спасательной операции одного из матросов крейсера смыло за борт волной.

Почти четыре десятилетия советский «Александр Невский» нес нелегкую службу в разгар холодной войны. В основном крейсер оперировал в ледяных приполярных водах, но побывал и в Средиземноморье. В 1988 году ему даже довелось сниматься в кино – играть роль вражеского корабля в художественном фильме, рассказывающем о реальных исторических событиях, о героическом противостоянии советского парохода «Александр Сибиряков» гитлеровскому тяжелому крейсеру «Адмирал Шеер» в водах Карского моря летом 1942-го.

Советский крейсер с именем святого князя не пережил свою страну – в разгар горбачевской перестройки в 1989 году «Александр Невский», как и многие корабли – его собратья, был выведен из состава флота и вскоре продан на слом частной индийской фирме.

Крейсер стратегического назначения К‑550 «Александр Невский»

Сергей Мамонтов / РИА Новости

Пройдет почти четверть столетия, и уже в нашем веке, в 2013 году, в составе ВМФ России появится боевой корабль с тем же прославленным именем. Но корабль будет уже совсем иным, чем его прежние надводные тезки, – имя святого князя-полководца получит атомная субмарина.

Ракетный подводный крейсер стратегического назначения К-550 «Александр Невский» построен на знаменитом «Севмаше». Этот завод на берегу Белого моря является крупнейшим центром атомного судостроения на нашей планете, здесь родилось более сотни атомных субмарин. Подлодка «Александр Невский» стала второй в серии новейших российских АПЛ проекта «Борей» – сегодня в строю ВМФ РФ находятся и ее собратья, тоже с княжескими именами, «Владимир Мономах», «Юрий Долгорукий» и «Князь Владимир».

В сентябре 2015 года атомный «Александр Невский», пройдя тысячи миль Северным морским путем, прибыл в пункт постоянного базирования – гавань Вилючинск на Камчатке. Служба современных стратегических субмарин по понятным причинам окутана завесой тайны, ее лишь иногда приоткрывают флотские журналисты в погонах. Благодаря им мы знаем, что в сентябре минувшего года подводный крейсер, носящий имя святого князя, вернулся к берегам России после долгих месяцев боевого дежурства в водах Тихого океана.

Сейчас новейшая стратегическая подлодка либо готовится к новому походу, либо уже покинула причал – как и много веков назад, Александр Невский (и тут без всяких кавычек!) стоит на защите Отечества.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора