Чтобы вразумить струсивших моряков, советские танкисты из десанта открыли огонь по буксиру, бросившему их баржу

Блог Valerongrach-а 23.03.2021 11:42 | История 111

Когда заходишь в музей техники Задорожного, то прямо у входа, с правой стороны стоят два легких танка М3 «Стюарт» разных модификаций в весьма неплохом виде, как мне кажется (кстати, кто не был в этом музее – настоятельно рекомендую найти время и съездить, если, конечно, история техники вообще и СССР в частности вам интересна). Кто-то скажет: «пиндосовские» танки у входа поставили. А у меня в голове при виде этих машин как-то появилось другое:

Начало февраля 1943 года, раннее утро, пляж недалеко от Новороссийска, ураганный огонь немецкой артиллерии и три несамоходных баржи-болиндера, с которых для поддержки десанта у Южной Озерейки пытались высадиться 30 танков. Ленд-лизовских «Стюартов».

Идея и план десанта у Южной Озерейки в ночь с 3 на 4 февраля 1943 года были если и не прекрасными, то уж точно неплохими. Была продумана поддержка десанта с моря и воздуха. Точно по графику над немецкими позициями должен был «зависнуть» советский корректировщик. Авиация должна была отработать по батареям и позициям фрицев. Потом в дело вступила бы корабельная артиллерия Черноморского флота, чтобы подавить всё, что может помешать 10 тысячам десантников, высаживающимся на пляж у Южной Озерейки.

Чтобы вразумить струсивших моряков, советские танкисты из десанта открыли огонь по буксиру, бросившему их баржу

Десант готовили самым тщательным образом. Его даже танки должны были поддерживать. На трех болиндерах планировалось доставить к месту высадки 30 новеньких «Стюартов». Да, это были легкие танки, но их было 30 штук. И всё это должно было помочь десанту закрепиться на берегу и в скором времени выбить немцев из Новороссийска.

Но в итоге всё пошло не так. График погрузки сорвали. Артиллерийская поддержка была, но не полностью, например, 180 мм орудия «Красного Кавказа» израсходовали всего 75 снарядов, после чего начались большие проблемы из-за использования нового типа пороха. Подавить немецкую артиллерию полностью не получилось, точнее не получилось почти совсем, поэтому она гвоздила по пляжу, на который высаживалась с опозданием от графика первая волна десанта.

Николай Басистый, державший свой флаг на эсминце «Незаможник», чтобы отвлечь огонь немцев от высаживавшегося десанта и дать ему возможность закрепиться на берегу, по сути подставил корабль под огонь немецких орудий, подойдя на 5 кабельтовых к берегу (менее километра). Но немцы не купились на заманчивую цель и продолжали массированный обстрел десанта.

Но не все оказались такими как Басистый. И тут начинается история тех самых «Стюартов». Эти 30 танков входили в состав только что пополненного новой техникой 563-го отдельного танкового батальона. Машины погрузили на три болиндера, чтобы буксиры подвели их к пляжу Озерейки. Там болиндеры планировалось разгрузить, после чего танки пошли бы в атаку вместе с десантом.

По идее все баржи должны были подойти к берегу в одно время. Но так как всё пошло не так, то и болиндеры оказались в Озерейке в разное время. Сначала два и потом ещё один.

Чтобы вразумить струсивших моряков, советские танкисты из десанта открыли огонь по буксиру, бросившему их баржу

Первый болиндер причалил относительно удачно, несмотря на то, что немцы к этому времени уже открыли ураганный огонь. Все десять танков, находившихся на барже, разгрузились, правда, две машины заглохли из-за попадания воды в мотор, а еще одна сгорела после прямого попадания немецкого снаряда. Осталось семь танков, которые пошли в атаку вместе с морпехами первой волны десанта.

Второй болиндер подходил под ещё более сильным немецким огнем, так что три танка загорелись прямо на барже. Но самое страшное было не это, а то, что моряки буксира под шквальным огнем не смогли справиться с управлением баржой. В результате она не причалила как положено — перпендикулярно берегу, чтобы можно было провести разгрузку, а оставлена в нескольких метрах от берега параллельно ему.

Проводить разгрузку в таком положении было невозможно. Так 563-й отб, а следовательно, и десант разом лишился 10 танков.

Чтобы вразумить струсивших моряков, советские танкисты из десанта открыли огонь по буксиру, бросившему их баржу

С третьим болиндером случилась история, которая и послужила поводом для заголовка этой статьи. Потому что надо признать честно – матросы буксира, тащившего третью баржу, струсили. Более того, они под ураганным огнем немцев просто бросили болиндер на произвол судьбы примерно в ста метрах от берега и стали уходить прочь.

Но тут разозлившиеся танкисты, находившиеся в машинах, просто взяли и открыли огонь по уходившему буксиру, чтобы привести того в чувство. Как ни странно, это на самом деле помогло. Буксир, по крайней мере вернулся и подтолкнул болиндер к берегу. Полностью к берегу баржа не подошла, но в том месте, где она остановилась, глубина составляла от полутора до двух метров, что оставляло танкистам ненулевой шанс на высадку. И они им воспользовались.

Из 10 танков три машины до берега не дошли из-за попадания воды в моторы и просто выбыли из боя. Еще два танка заглохли на берегу по той же причине, но десант и танкисты смогли их использовать как неподвижные огневые точки. Остальные пять машин пошли в бой, поддерживая морпехов.

Чтобы вразумить струсивших моряков, советские танкисты из десанта открыли огонь по буксиру, бросившему их баржу

Итого в силу объективных и необъективных причин из 30 танков в бой смогли пойти 12 машин. Много это или мало? Кто знает. Утром 4 февраля стало понятно, что десант у Южной Озерейки в том виде, в каком он планировался, провалился. После высадки первой волны в 1400 человек, десантирование было решено прекратить. Те, кто уже высадились на пляже, дрались с немцами несколько дней. В ночь с 6 на 7 февраля в виду безвыходного положения и отсутствия помощи уничтожили остатки материальной части и стали пробиваться к своим.

В 1999 году в неплохом журнале «Танкомастер» вышла статья Мирослава Морозова «Судьба танков десанта». При всем уважении к автору заканчивалась она в стиле модной тогда темы «мясом закидали»:

«Из основной группы спустя 22 дня после высадки на мысхакский плацдарм вышли только пять человек. Среди вернувшихся не было ни одного танкиста…»

Вот такая точка. Оставлю ее на совести автора той статьи.

Чтобы вразумить струсивших моряков, советские танкисты из десанта открыли огонь по буксиру, бросившему их баржу

На самом деле все закончилось, конечно, очень мрачно, но не совсем настолько. В десант ушло 154 человека из состава 563-его отб. Вернулось 13. Не «ни одного танкиста», а тринадцать человек – 7 среднего командного состава, 6 – рядового и младшего командного состава. Четверо из них были отправлены в госпиталь. Это, конечно, тоже огромные потери, потому что каждый из 141 танкиста, оставшегося на берегу у Южной Озерейки, был не просто единицей в отчете, а живым человеком, со своими мечтами и планами.

Небольшая ремарка

Когда остатки десанта у Южной Озерейки прорывались к своим, они вели бой около одного интересного поселка. Называется он Абрау-Дюрсо. Будете распечатывать шампанское, вспомните, что когда-то давно, 78 лет назад, в тех местах, где теперь растет виноград и разливают «шампусик» по бутылкам, дрались танкисты и морпехи неудачного десанта, отдавшие свои жизни, чтобы вы могли открыть на Новый год бутылку игристого.

Чтобы вразумить струсивших моряков, советские танкисты из десанта открыли огонь по буксиру, бросившему их баржу

И на этом можно бы закончить рассказ о «Стюартах», танкистах и моряках и неудачном десанте, если бы не ещё один ВАЖНЫЙ момент.

Для того, чтобы десант у Южной Озерейки смог успешно высадиться, правее него, на другом пляже, у поселка Станичка высадили еще один, отвлекающий десант. Отрядом, высадившимся у Станички, командовал майор с немного странным именем Цезарь. Он был «пиджаком», надевшим военную форму с началом войны. И, как выяснилось, обладал талантом к проведению вот таких, как мы бы теперь сказали «спецназовских» операций.

В отряде, которым командовал Цезарь, было, кроме него 275 человек. Все они были добровольцами. Все знали, что их десант отвлекающий и что у них фактически – билет в один конец, потому что задача стояла: ДЕМОНСТРАТИВНО высадиться и погибнуть, чтобы другие, в основном десанте, смогли выполнить свою боевую задачу. Из 275 человек в отряде было 122 коммуниста и 71 комсомолец. И это были настоящие коммунисты, а не те, которые в наше время используют это слово в названии коммерческой организации «КПРФ».

Но судьба повернулась так, что именно эти 275 человек под командованием майора Цезаря Куникова и смогли сделать то, что не получилось у Озерейки. Они захватили плацдарм. Более того, этот насквозь простреливавшийся кусок земли смогли удержать. В дальнейшем его назовут «Малой землей» и он неразрывно связан с судьбой одного весьма известного политработника (Л.И.Брежнева — ред.НЖ), которому тоже довелось драться с немцами там, на этом клочке земли.

Впрочем, история этого плацдарма – совершенно отдельная, не менее, а даже более эпичная история, рассказанная не один раз, в том числе и тем самым политработником. Если хотите услышать её в моем исполнении, пишите в комментариях, расскажу.

***

И никому, никогда в Советском Союзе: ни взрослому, ни ребенку, не пришло бы в голову глумиться над памятниками тем, кто, ценой своей жизни, спас не только настоящее, но и будущее страны и еще не родившиеся поколения от гитлеровского нацизма.

***

Бастрыкин взял на контроль дело о сожжении памятника в Татарстане

Председатель Следственного комитета Александр Бастрыкин взял на контроль расследование пожара, который уничтожил памятник Воину-Освободителю в Татарстане.

Глава ведомства поручил доложить ему обо всех обстоятельствах преступления.

По предварительным данным, в городе Заинске на бульваре Победы четверо несовершеннолетних жгли на Вечном огне еловые ветви, после чего подожгли находившийся рядом венок.

«Огонь перекинулся на памятник Воину-Освободителю и уничтожил его», — говорится в сообщении СК.

Возбуждено уголовное дело по пп. «а», «б» ч. 2 ст. 243.4 УК России (уничтожение либо повреждение воинских захоронений, а также памятников, стел, обелисков, других мемориальных сооружений или объектов, увековечивающих память погибших при защите Отечества или его интересов либо посвящённых дням воинской славы России).

Ранее Следственный комитет России возбудил уголовное дело после того, как 12 января в украинском Херсоне неизвестные вандалы разбили и повалили на землю 17 каменных плит, установленных на братских могилах бойцов Красной армии.

 

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора