ДОКТРИНАЛЬНОЕ

Лев Вершинин 26.03.2021 17:52 | Политика 59

В соответствии с соглашением о развитии военного и военно-технического сотрудничества Узбекистана и Турции, подписанным в октябре прошлого года в ходе визита министра обороны Турции в Ташкент, в Узбекистане на полигоне «Термез»  стартовали военные учения спецподразделений ВС Узбекистана и Турции

В общем, ничего нового. Что Турция, в рамках «нео-османской» доктрины стремится расширить свое влияние во всей зоне, некогда подконтрольной Порте, используя для этого самый широкий спектр методов, не тайна. Не тайна и то, что особое внимание уделяется тюркоязычным странам, бывшим республикам СССР. При этом еще  недавно большинство

этих стран относилось к инициативам Анкары настороженно (а в Казахстане прохладно, а в Узбекистане даже враждебно), предпочитая кремлевскую «крышу», но в последние годы успехи г-на Эрдогана принесли видимые плоды. И поскольку это общеизвестно, особого внимания уделять и нужды бы не было, но есть в этой тенденции не всем понятный нюанс…

На самом деле, затянувшееся на три века противостояние Российской и Османской империй, помимо естественных экономических, политических и геополитических причин, имело глубокое экзистенциальное обоснование, корнями уходящее в «идею Рима». То есть, Suprema Imperium, — высшей власти, устанавливающей единый для всех, вне зависимости

от языков и религий, закон и порядок, — по принципу «один мир — один повелитель». Именно в этом заключался смысл т.н. «доктрины Филофея», обосновавшего вполне земную идею Suprema Imperium горними аргументами: типа,  «два Рима» был средоточиями власти земной и отражениями власти Вышней, но согрешили против чистоты христианства, за что и были наказаны,

и место их должна занять Москва, как средоточие чистого, без компромиссов и виляний христианства, место пребывания Царя (Кесаря), а если когда-нибудь, согрешив, падет и она, то  из-за отсутствия православных государств четвертому Риму не бывать, и и именно этим, помимо чистой прагматических причин («Проливы! проливы!»), объяснялась вековечная «мечта о Царьграде».

Однако у Османов было свое видение вопроса, основанное на т.н. «доктрине Фатиха», четко разъясненной в известных письмах Сулеймана Кануни венгерскому королю Лайошу и Папе Римскому. Согласно этой альтернативной доктрине, Первый Рим, обретя Suprema Imperium в эпоху «многобожников»,  был наказан распадом за слишком позднее прозрение и за гонения

на последователей Исы, а Второй Рим, стойкий в защите веры, получил второй шанс, однако позже был наказан крахом за отказ принять единственно верное учение Пророка, и таким образом, преемником Suprema Imperium и единственным носителем «римской идеи» является именно Османская Держава во главе с Кайсаром Рума, а «Четвертому Риму», действительно, не быти,

поскольку Откровение, данное Пророку, не только единственное, но и окончательное. При этом четко определялось отличие «доктрины Фатиха» от идеи Халифата, состоявшее в том, что Халифат подразумевал слияние всего человечества в умму, а «римская идея» не исключала многообразия, она подразумевала только один на всех порядок, базирующийся на силе Suprema Imperium.

При такой антагонистичности экзистансов Боливару вынести двоих не было никакой возможности, и конфликт РИ с Портой, пока существали РИ и Порта, примирения не подразумевал. Как и со Священной Римской империей. Но если СвРИ в Стамбуле рассматривали, как симулякр и «отложившиеся провинции», то Москва () являлась конкурентом по формуле «вместе тесно на земле»,

и Порта проиграла. Но теперь, когда Турция, как пишет проф. Давутоглу,  «вновь осознала себя и свою миссию, отряхнула пыль мещанства и вернула смысл своего существования«, а Москва (да, в общем, и Европа)… эээ… являются тем, чем являются, люди из Анкары считают естественным работать над реализацией завещанного Фатихом и Кануни. В этом, собственно, и заключается

суть доктрины «нео-османизма», пунктуально реализуемая г-ном Эрдоганом, и в  рамках турецкого «Третьего Рима» вполне совмещаются как христианские вилайеты типа скупленных на корню Молдовы с Грузией или навсегда сломанной Армении, так и тюркские республики Центральной Азии, и Крым, и многое другое, о чем в Анкаре не говорят вслух, предпочитая тихо делать дело.

А если совсем просто, так проще некуда: Москва теряет и уступает сферы традиционного влияния, следовательно, не может и не хочет отстаивать свой «третьеримский статус», и пустоты заполняет тот, кто может и хочет. Тем паче, если  право имеет. Потому что природа не терпит пустоты и если где-то убывает, где-то обязательно прибывает. Это уже даже не высокие сферы, — это просто физика…

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора