Не может быть?

Владимир Викторович Волк Русранд 11.09.2020 11:45 | Политика 97

Революции в России быть не может. Такое мнение до недавнего времени, если верить официальной информации социологов, разделяло большинство граждан. Доля россиян, которые выступают за революцию в стране, незначительная — заявлял руководитель всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) Валерий Федоров в 2019 году. При этом многозначительно резюмировал, что «граждане понимают высокую цену любых подобных потрясений».

Удивительное сочетание — «любых подобных потрясений». Сразу два в одном. Первое — революция — это почему-то обязательно потрясение, причём для всех граждан. А почему она потрясение для тех, «кто жаждет избавленья»? Второе — революция — это обязательно «любое» потрясение. Но это не так, ведь военный госпереворот или майдан, как на Украине, некоторые умы тоже ведь революциями именуют. По сути, граждане, даже участвуя в опросах ВЦИОМ, просто не понимают, за что или против чего они голосуют, пользуясь навязанными стереотипами.

Даже многие сетевые социологи в своих блогосферных исследованиях и то задаются вопросом: «что нужно понимать под революцией?». В последние годы понятие «революция» было искажено. СМИ стали использовать его в значении, далеком от первоначального. Один из блогеров, например, предлагает использовать термин «смена строя», причём мирная и законная, на основании воли и консенсуса большинства граждан государства.

При этом автор, говоря о возврате к приоритету социальной роли государства, допускает, что добровольно власть в РФ никто не отдаст. Значит, будет цепляться за неё до последнего, не щадя живота граждан. Которых очень боится. Потому как знает, что народом никто не забыт и ничто не забыто.

И именно власть и является тем катализатором, который может вывести мирный процесс смены государственного устроения за рамки закона. Власть гораздо опасней народа даже в минуты массовых недовольств. Профессор Степан Сулакшин в своих трудах постоянно говорит о том, что общество должно быть готово к тому, чтобы в случае возникновения подобных ситуация в стране оказались силы, способные вернуть процессы в законное революционное русло. Сложно воспринимать подобное, не так ли? Ведь при путинизме нас людей как собачек Павлова приучили к клиповому мышлению. Поколению миллениалов навальные блогеры так и вещают: меньше думай, больше распространяй. Бросай школу, вуз, иди на баррикады. Есть и такие варианты: ломай, круши, пусть взрослые дядьки потом восстанавливают. Есть варианты ещё хуже: калечь, убивай, умертвляй, бабы ещё нарожают.

Событиями правят клипы. А Степан Сулакшин говорит о мирной и законной революции, возможно, несколько мудрёно, но крайне ответственно. Потому что знает, чем закончилась мирная и законная революция 1991 года. Это когда народное требование отменить шестую статью Конституции СССР (о руководящей и направляющей КПСС), вернуть управление органам Советов (по Ленину, между прочим), власть перехватили негодяи.

И уничтожили великую страну, раздав её осколки под внешнее управление иностранных корпораций и политических кланов. Даже не отличающийся любовью к советскому прошлому, реконструктор новой истории Великой Отечественной войны и власовщины писатель Дмитрий Быков, на либеральном «Эхе Москвы», пишет: «Советский Союз был побежден силами, которые были хуже Советского Союза». Вот, собственно, откуда и происходит ответственность за каждое слово, которое рождается в Центре Сулакшина.

Ведь события, которые вчера происходили на Украине, сегодня полыхают в Беларуси, а завтра коснутся и самого большого осколка Русского мира — РФ — они ведь не из головы придуманы. Их предсказание и развитие это плод научных исследований и логики геополитических процессов. Путинизм обречён при любой реакции власти на усиливающееся в обществе требование перемен.

Вот уже и лидер ЛДПР Владимир Жириновский, ярый консерватор путинизма, и тот запричитал, что «мы никогда не были радикалами, мы никогда не звали к революции. Но Лукашенко сам заставил весь белорусский народ возненавидеть себя». И тут же намекнул кремлёвскому «пересидельцу», что в скором времени в РФ начнутся такие же протесты, как в Белоруссии. Потому что люди устали от диктатуры.

Мир сегодня движется в новую эпоху в истории человечества, которую будет определять понятие «беспорядка». Не обязательно беспорядок должен нести что-то плохое, но то, что он несёт угрозу текущим глобальным явлениям, частью которых есть российская элита, — факт очевидный.

Беспорядок — это начало нового порядка. Даже генеральная уборка с ремонтом в доме вначале имеет вид некоего бардака. Всё зависит от того, насколько быстро и умело хозяин приберётся и вернёт все передвинутые вещи на свои места. Государство — куда более сложный объект, чем дом, наведение порядка требует, во-первых — идеи (революционного макета будущего устроения), во-вторых, общественного консенсуса, в-третьих, наличия управленцев должной квалификации и опыта, в-четвёртых, долгосрочной последовательной программы перемен, и, наконец, в-пятых, расчёты успешности изменяющейся страны. Одних митинговых крикунов и блогеров тут недостаточно.

Хабаровск, побоища в США, ряд цветных революций в Европе и Азии, протесты в Белоруссии не могут не подсказывать кремлёвской власти, что её время и методы руководства неумолимо уходят в историю. И показывают, как на самом деле хрупка государственность. Она не может держаться вечно на пакетах яровых и законах клишасов, на дубинках росгвардейцев и манипуляциях СМИ, наконец на подделках итогов выборов. Она не может укрепляться на постоянном обмане и запугивании народа. Даже в тюрьме, где осуждённые на законных основаниях лишены целого ряда прав и свобод, и то возникают бунты. Которые умные начальники, между прочим, всегда решают компромиссами и договорённостями со всеми сидельцами, а не только с блатными. Но в путинской России, где народ по Конституции является основателем государства и источником власти в нём, элита предпочитает с народом обращаться как с «шестёрками».

Приватизация прошла (и продолжается) без участия широких масс и общественных обсуждений. Кто-нибудь когда-нибудь слышал о таком понятии, как итоги приватизации государственных предприятий в России? К чему они привели в нашей стране, что дали простому человеку, рабочему, взирающему ныне на руины градообразующего завода в своём городке или посёлке? Они как обломки его разрушенной жизни напоминают об истинных виновниках процессов деградации российской экономики.

В эшелонах власти РФ создан некий несменяемый «паханат», который зафиксировал свою абсолютную власть законами, подзаконными актами, указами и инструкциями. Нужно нарушить Конституцию и продлить сроки правления Путина? Нет проблем — решение принято, и мнение народа побоку.

Нужно украсть у людей пять лет жизни и в среднем по одному миллиону рублей недополученных пенсий? Это не считая воровства льгот, которые положены только пенсионерам (налоги на недвижимость, землю, транспорт и т. п.). Пожалуйте! И никакого общественного обсуждения. Точнее обсуждение пенсионной «реформы» было, только «паханат» совещался отдельно от общества, которому «служит».

Нужно изменить Конституцию и протащить в неё несменяемое правление одного человека, фамилия которого Путин? Тут и инициатива «снизу», и решение законодательных органов, и всенародный «одобрямс» — всё готово. Любые плебисциты превращены в фарс, в котором участвуют одни и те же лица и одни и те же махинаторы.

Вся страна знает, что выборы фальсифицируются из года в год, что все социальные лифты открыты только для друзей, дружков, подельников и своих родственников. При этом также вся страна знает, что фальсификации выборов — это уголовное преступление. Значит, весь народ «паханат» превратил в соучастников. Сделал подельниками.

Людей, которые пытаются сопротивляться и говорят об этом, выключают из общественной дискуссии. Либо через стоп-листы для СМИ, либо техническими средствами, либо через давление на «болевые точки» — семья, работа, дом, свобода. Ну и промывка мозгов излучателями «добра» — ТВ, Интернет, радио и репрессии.

Упомянутый выше Дмитрий Быков, говоря о причинах развала СССР, говорит: «Не нужно сегодня слишком много запрещать. Потом придется разрешать, и вы не остановите поток, понимаете? Просто крышу сорвет. Хотя это субъективно будет очень приятно, будет такое чувство облегчения, такой свободный вздох. Может быть, только ради этого вздоха и стоит жить, потому что революция никогда не приводит к улучшению жизни».

Писатель прав, что зажимаемая пружина рано или поздно, но достигнет максимума нагрузки, и распрямление может быть очень болезненным. И для власти, и для народа, и для государственности в целом. Но не прав, что революция никогда не приводит к улучшению жизни.

Многие страны мира прошли через революционные изменения. В том числе и через мирные законные революции. Разве «бархатная революция» в Чехословакии не привела к резкому скачку уровня жизни и свобод? Или исландская революция не освободила островитян от непосильного давления международных финансовых институтов? Если рассматривать наиболее успешные страны с точки зрения проходивших там процессов, то везде они шли революционным путём. Дело в том, что вопреки консервативным доктринам, понятия «революция» и «эволюция» не противопоставлены как две крайние догмы. Напротив, они находятся в состоянии сложного взаимодействия в процессах борьбы за расширение прав и свобод, доступ к рынкам и ресурсам, трансформацию институтов и идеологий, сокращение ренты и создание гибких и устойчивых социальных структур.

Любая политика противодействия революциям, которую исповедуют консерваторы, не является лучшим методом их предотвращения. Тому пример — уверенность российского правительства в начале XX века в том, что борьба с революционными идеями — это благое дело. Или уверенность верхушки КПСС, что «верной дорогой идём, товарищи», а, значит, следует растаптывать любую пассионарную инициативу, любое движение за обновление общества ограничивая тюрьмами, психушками или порицанием.

Революции, как правило, становятся плодом общественной убеждённости в том, что политические элиты больше не могут управлять развитием страны. Любые действия ведут к деградации. Это как раз то, что сегодня мы наблюдаем в Беларуси и в скорой перспективе — путинской России. Весь вопрос с том, каким путём развернутся события и в какой период, когда ослабится монополия на насилие (что неизбежно), как быстро, адекватно и эффективно среагируют на революционные события общественные институты и адекватные контрэлиты. И главное: какой программой перемен они будут руководствоваться.


Автор Владимир Викторович Волк — публицист, Союз народной журналистики, команда поддержки Программы Сулакшина.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю