С чувством глубокого безразличия?

Любовь Донецкая СНЖ 4.07.2021 16:26 | Альтернативное мнение 322

«СОЮЗ НАРОДНОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ»

В 2020 году в ходе передачи «Вопросы и ответы» профессору С.С. Сулакшину, автору Программы переустроения страны «Настоящий социализм. Новая стратегия успешной России» был задан тревожащий всякого гражданина и патриота вопрос: «Россия исчезнет? Сколько по-Вашему нам осталось? Когда полностью рухнет экономика и мы начнем «есть» друг друга?»

Степан Степанович прямо и честно ответил, что современная Россия действительно находится на краю исторической гибели, и это не литературное преувеличение, а результат мониторинга так называемого коэффициента жизнеспособности государства. Когда он приближается к порогу устойчивости страны, то страна разваливается: «Научные прогнозы говорят о том, что шанс кризиса и развала страны реален. Опросы, в том числе наши, показывают, что наиболее активная и динамичная часть общества — пользователи интернета, убеждены, что в среднесрочной перспективе нескольких лет Россию ждет кризис и распад. А вот массовое, основное население страны убеждено — тут очень интересная диалектика, — что все будет продолжаться как всегда, по-прежнему».

Почему-то и правящий режим, и значительную часть россиян такие перманентные качели от кризиса к кризису устраивают, а почему — на этот вопрос исчерпывающий ответ дала последняя «Прямая линия» с президентом, в которой главным и всепоглощающим чувством было, на мой взгляд, обоюдное глубокое безразличие. Владимир Владимирович явно заскучал от бесконечных жалоб населения, которые повторяются из года в год практически без изменений: убитые дороги, рост цен и тарифов, падение доходов и невыплата зарплат, закрытые (пардон, оптимизированные) больницы, разваливающиеся школы, хронически нерадивые чиновники на местах (и как же они служили в очистке, кто им рекомендацию давал?)… Сдержанное отношение Путина к проблемам электората понятно: за двадцать лет такого нудного однообразия любой бы пригорюнился. Но ведь и население уже не испытывает былого энтузиазма по поводу общения с нацлидером, наизусть выучив его универсальные ответы на традиционные вопросы: «Сложилась непростая ситуация. Тому есть много причин. Правительство делает все возможное».

Что заставляет россиян тратить четыре часа своей единственной и неповторимой жизни на ценную рекомендацию внимательнее читать сказку «Колобок» и не сравнивать цены на нашу скрепную морковь и глубоко чуждые русскому человеку бездуховные бананы, чтобы убедиться, насколько президенту безразличны их нужды и чаяния? Надежда, которая умирает последней, мол, «вот приедет барин — барин нас рассудит», хотя «барин» уже двадцать лет как приехал и, судя по поправкам к Конституции насчет обнуления президентских сроков, уезжать пока не планирует? Инерционность мышления, потому как «лишь бы не хуже, а к этому мы уже привычные»? Ожидание, что Владимир Владимирович разрядит рутину имитации общественного диалога очередными «печенегами», которых потом можно будет долго обсуждать, потому как больше обсуждать нечего? Если президенту скучно слушать про бесконечные прорывы труб, падения заборов и зловонные выбросы в атмосферу по всей Необъятной, то людям, которые в этом во всем живут, еще скучнее об этом говорить.

И ладно бы «глубинный народ» бессмысленно тратил всего лишь по четыре часа в год на «Прямую линию», которая с каждым разом становится все прямее, только связь с простыми россиянами символично становится все хуже и хуже. Но ведь потрачены уже двадцать лет жизни на то, чтобы во мраке развитого путинизма разглядеть реализацию на практике тех высоких слов, которые президент и его эффективная команда, в результате неукротимой деятельности которой повсеместно и систематически рушатся крыши и прорывают канализации, годами произносят с высоких трибун: народ — главное богатство страны, а первейшая задача руководства России — повысить благосостояние трудящихся, обеспечить им все условия для творческого и карьерного роста, стремительным домкратом ворвавшись в пятерку развитых мировых экономик…

Фото: vk.com
Фото: © vk.com

Вообще слово «безразличие» вполне можно считать одним из наиболее значимых при попытке определить, что такое путинизм на уровне обывателей, о которых сам Владимир Владимирович говорит: «Российское население прекрасно чувствует и сердцем, и умом понимает, что происходит».

Например, в ходе упомянутой «Прямой линии» вся бригада, задействованная в мероприятии, кинулась срочно выяснять, где находится Троицк, бывший наукоград. Выяснили — не так далеко от Кремля. Официальная пропаганда, которая давно залипла в стабильность и рыщет в поисках чего-нибудь «такого-эдакого», тут же захлебнулась восторгом: «Каков у нас президент? До всего доходит, всем интересуется, отец родной. Казалось бы, что он Гекубе и что она ему, а вот утрудился и самолично разобрался». А что изменится для горожан? Смею предположить, абсолютно ничего, потому что вся страна за редчайшими исключениями — один большой условный Троицк, всем не поможешь и всех не оплачешь.

Еще прямо сейчас выяснилось, что «отец родной» буквально не щадя себя за два дня подписал сто тридцать пять (!) федеральных законов, прямо терминатор какой-то — какова работоспособность, а? Кто, если не он? При этом любой нормальный человек понимает, что подмахивать бумаженции в промышленных масштабах не глядя (за два дня физически невозможно даже прочитать такой огромный массив документации, не говоря уже о том, чтобы в нее вникнуть) — это не управление государством, а симуляция и имитация госуправления, причем довольно-таки неизящная. Прокремлевская пропаганда, как ей и положено, надрывается, пытаясь этот странный трюк преподнести как заботу о населении, потому что как же оно, бедное, будет жить без законов о запрете публиковать личные данные силовиков, блокировке соцсетей, видеохостингов и мессенджеров, а равно стимуляции развития «сельского туризма»? Правда, при этом тактично умалчивая, что сто тридцать шестым в этом ряду почему-то не стал законопроект о введении налога на роскошь в виде частных яхт, самолетов, элитного жилья и автомобилей класса люкс. А никто и не спросил, мол, как так-то, «отец родной», мы тут морковку заранее на праздничный новогодний стол припасаем, чуть ли не в кредит, а какие-то ушлые владельцы заводов-пароходов в сторонке посиживают, в то время как вся страна в глубоком кризисе?

Никто не спросил, потому что ответ заранее известен: «Отнеситесь с пониманием», и говорить больше не о чем. Быть может, это состояние безразличия, обреченности, фатализма ширнармасс является одной из самых скрепных скреп путинизма, залогом его существования. В самом деле, если россиянам, мягко говоря, без разницы, с чем их едят, то почему те, кто их ест, должны изображать лицемерные заботу и участие о судьбе едомых, которая и так заранее известна: «Что вы волнуетесь за этих людей? Ну, вымрет тридцать миллионов. Они не вписались в рынок. Не думайте об этом — новые вырастут»©.

Когда-то небезызвестный г-н Сурков, претендующий на лавры мыслителя и мастера изящной словесности, в своей нашумевшей статье, введшей в обиход устойчивые выражения «глубинный народ» и «долгое государство Путина», утверждал: «Народ участвует в ее (власти) мероприятиях отстраненно, на поверхности не показывается, живя в собственной глубине совсем другой жизнью… Глубинный народ всегда себе на уме, недосягаемый для социологических опросов, агитации, угроз и других способов прямого изучения и воздействия. Понимание, кто он, что думает и чего хочет, часто приходит внезапно и поздно, и не к тем, кто может что-то сделать». Только он забыл ответить на логичный и закономерный вопрос: «А кто же это отстранил россиян от участия в общественной и государственной жизни, хотя на словах они «единственный источник власти в стране»? Путинские госдеятели высоко сидят, далеко глядят, а народ уже как-то свыкся, притерпелся и пытается выживать. Разрешат собирать валежник? Спасибо. Не разрешат? Ну и не надо, мы тут сами, все сами, держимся и хорошего нам настроения.

Народ-де участвует в мероприятиях власти отстраненно, а власть в жизни народа как участвует, душу вкладывает и жилы рвет? С тем же чувством глубокого и взаимного безразличия, за годы путинизма въевшегося в плоть и кровь. И когда команда сторонников Программы Сулакшина говорит «Мы, Народ России и Российское государство, не только осознаем себя частью мира, но осознаем свою ответственность за судьбы мира», многие россияне не совсем понимают, о чем речь, как так — нам, всем и каждому предлагается мирно, законно стать активным участником жизни страны, своими руками переустраивать Родину, созидать Великую Россию — справедливую, нравственную, трудовую, народовластную, успешную, цивилизацию мирового значения, еще и нести за это ответственность?

Да, именно так. Именно такое гражданское, общественное и личное небезразличие, о котором писал классик «пока свободою горим, пока сердца для чести живы, мой друг, Отчизне посвятим души прекрасные порывы», мы предлагаем разделить с нами каждому патриоту нашего ныне многострадального, но и в убогости своей любимого Отечества.

Любовь Донецкая, Союз Народной Журналистики, команда поддержки Программы Сулакшина

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора